Перед смертью не надышишься…

Перед смертью не надышишься…

Тишина сдавливала виски. В этой комнате время остановилось. Словно глубоко под землей, где никто тебя не услышит, не увидит, не спасет. Есть только ты и большая толстая свеча, которая горит целую вечность, словно от начала мироздания до сегодняшнего дня, который растянулся в вечность.
Она молодая женщина, лет 30-ти с темными кудрявыми волосами, нервно металась по кругу. Страх, который подходил к горлу, сжимая тело, сдавливая даже крик… И запуская рой мыслей, которые сводили с ума.
– Они говорили, что придут за мной, и мы пойдем дальше… Но кто они? Могу ли я им верить? Может такой был замысел – убить меня? А может там за этими стенами что-то случилось и больше никто за мной не придет?
Мысли ходили хороводом, то вспоминая детство, родителей, счастливые моменты то раскаиваясь в грехах, то проклиная себя за то, чего она так хотела, но не смогла…
Ее звали Мира – “сокровище” и она таковым была, она искренне в это верила, хотя не редко эго и дурной нрав играли с ней злые шутки. Тайной Миры можно назвать ее тягу к эпатажному поведению. Она часто стремится выделиться и быть центром внимания. Ее тщеславие часто вызывало у ее близких людей ступор.
Ее воспоминания прерывал желудок напоминая о том, что давно пора есть. Сколько времени прошло? сутки или может трое? А может всего несколько минут? Руки дрожали, а тело словно загнанная лань, хотело забиться в темный угол и плакать. Ну что, пора писать завещание… А жила ли я вообще?
В центре комнаты стоял письменный стол с пером и чернилами, череп и эта свеча, которая так безмятежно горела, будто она будет гореть вечность. Она села и взяла пергамент. О чем же мне писать? У меня нет никого… У меня нет ничего!!!
Из темноты пробивались очертания символов, которые были высечены на стенах комнаты. Какие-то странные геометрические фигуры, слова… Она молча смотрела на пламя свечи и монотонно повторяла фразу “Посети недра земли и очищением обретёшь сокрытый камень.”, которая виднелась на стене.
Сколько раз она ее повторила – знает лишь Бог, возможно сто, а возможно тысячу…
Но в какой-то момент она почувствовала прилив сил.
“По-се-ти-нед-ра-зем-ли-и-о-чи-ще-ни-ем-об-ре-тешь-сок-ры-тый-ка-мень” это звучало как мантра, буквы сплетались в какой-то монотонный звук и ее разум стал успокаиваться.
На смену страха ее накрыла волна эйфории и счастья. Истерический хохот вырывался словно не из ее уст а из середины тьмы, которая так долго находилась в ее сердце.
Она танцевала в каком-то эйфорическом танце, продолжая петь свою заветную мантру и ее голос звучал все чище и чище! Я тут уже была – осознала она… И словно очнувшись от длинной амнезии она еще раз оглянулась по сторонам и вспоминала все символы и значения… Я уже рядом… Я иду… но кто Я? Я должна вспомнить все… И я знаю что этот путь и есть путь к самой Себе. И только сбросив прежнюю кожу мы перерождаемся и обретаем истину.
Так ей открылось знание о том, что стоит лишь взглянуть в лицо своим порокам, как в этот же миг они теряют власть над тобой и появляется выбор -проявить волю и не поддаваться вновь или остаться в мире страданий и пороков навсегда.
Тишину нарушили шаги… Пора в путь. Начало.


На ней была веревка, связывающая шею и руки, и повязка, закрывающая глаза. Хотя, ей уже было не страшно, потому что часть себя, точнее часть того груза, что на самом деле ей больше не принадлежит, она оставила там, в комнате. Она верила что совсем скоро – она сможет еще больше облегчить свою ношу.
Странствие проходило в слепую, дабы пробудить в ней внутренний свет, который осветит настоящий путь ученика.
Каждый раз голос брата спрашивал, действительно ли она намерена по доброй воле совершить то или иное действие и только после ее согласия ее вели дальше. На что было похоже это странствие? Трудно описать словами.
Вот вы когда-нибудь пили яд? Настолько жадно вкушая горечь, не пролив ни капли? Нет не потому, что жить надоело, а потому что в сердце горит искра, которую изо всех сил хочется превратить в пламя. Потому что только так, это разрушит невидимые оковы слабостей, пороков и подарит свет. Только так произойдет очищение и внутри, и снаружи… И только так появится на свет та чистота и любовь, которую уже будет невозможно потерять.
Испив яду, Мира ощутила легкое головокружение, состояние странного опьянения и решительности идти дальше. Время по-прежнему стояло на месте. Времени больше не существует. Есть только момент, в котором она находится и там появилась ее душа, которая робко, словно стеснительная девочка наблюдает со стороны, что же будет дальше?
А дальше была ВОДА…
Вода, которая успокаивает, омывает, очищает и вместе с этим вода, разрушает, убивает. Вода как нежная мать, колышет на своих волнах… или как строгая смерть отбирает надежду? Можно ли овладеть стихией?.. а нужно ли? Будет ли для нее эта вода живой или мертвой? Сможет ли она идти дальше?
Мира вспомнила, как в детстве она тонула в море, запутавшись ногами о какую-то веревку, она изо всех сил боролось с морем. Воздух заканчивался, но надежда никогда. Как же хотелось сделать вдох, это невозможно передать словами!!! Но в последний момент в ее голове прозвучал голос матери – Нельзя, слышишь нельзя никогда и ни при каких обстоятельствах дышать под водой! Она дернулась из последних сил и вырвалась из оков. Или вода сама вытолкнула ее на поверхность…
Пройдя испытание раз, я смогу пройти и второй – подумала Мира.
Соприкоснувшись снова с водой, Мира обрела новый облик и осознание того, что то что осталось в темной комнате, больше не имеет никакой связи с ней. И ее помыслы стали чище и словно почувствовав себя в новых одеждах. Свежесть, и желание идти вперед!
Тут несколько слов необходимо рассказать о самом пути. Он непредсказуем, как и жизнь возможно даже и опасен. В конце каждого пути – начало нового или другими словами – смерть.
Идя по нему – мы натыкаемся на препятствия, неровности, испытания на прочность. Где-то необходимо пригнутся, где-то положить руку на плечо своего брата\сестры и научится доверять. Где-то тебе приходится вести еще кого-то за собой. Вокруг шумно, много звуков, музыка, голоса, стук молота, уколы шпаг… Где-то ты совсем одинок… а где-то ты в толпе близких по духу людей. Весь этот путь люди, как слепые котята в коробке. Которые скребутся по стенам и бегают туда-сюда… Не понимая, где выход? А некоторые “котята” вовсе выхода и не ищут. Они просто приспосабливаются к жизни в коробке… Так и не узнав, что жизнь гораздо шире… Другие же из них – странствуют, перебирая коробки. Переезжая из одной в другую, расширяя грани своего осознания, работая над собой… пока… пока не появится свет, и иллюзия “стен” рассеется с мраком невежества.
Воздух — это все и ничего. Это нечто невидимое, неосяжное глазу человека в спокойном состоянии – но стоит воздуху разозлится – как вздымаются ураганы и наносят бедствия. Человеческий ум похож на воздух – в спокойном состоянии он не нуждается во внимании, и он не препятствует другим процессам. Но стоит уму “разойтись” как тут же ураган мыслей сносит с ног все вокруг, даже самого думающего.
В этом странствии она познала шторм и ураган, а после – безмолвие мысли. Того состояния, в котором лишь спокойствие и уравновешенность. Баланс. Если внутри человека тихо – он слышит самого себя, услышав себя – он учится слышать других. А когда услышит других – он станет готовым услышать Бога.
Мира не знала, сколько человек находится вокруг нее, но она попыталась услышать их голоса, которые исходили из сердца и воздух их проводник, передавал их по всей комнате.
Эту тишину Мира уже слышала и раньше, когда неоднократно выпрыгивала из самолета с парашютом. В небе(воздухе) нет лжи. В небе нет друзей. В небе есть только ты – один на один с собой. Настоящей собой. Той которая находится в тишине, чувствуя даже свой левый мизинец на правой ноге, осознавая каждую клеточку своего тела и аэродинамику, и силу тяжести и ветер… Ветер с которым ты становишься единым целым. Иначе проиграешь.
Вот он опять тот же ветер который живет в ее волосах… Вот она легкость, вот она свобода помыслов, вот она Душа, которая стояла с распростертыми объятиями и ждала, когда мира сделает следующий шаг своего странствия.
Ощущая некую робость и неуверенность Мира старалась увидеть то пространство, которое ее окружает. Как же его увидеть с закрытыми глазами? Но иногда, чтобы поистине увидеть – нужно перестать смотреть.
Момент созерцания – когда, сидя где-то в пространстве ты стараешься ощутить, что же происходит вокруг. И даже если тишина и нет колебания воздуха – есть тончайшая вибрация пространства, неосяжная ни слуху, ни зрению, ни уму, ни телу. Вибрация, которую способна услышать только душа.
Соприкоснувшись с Душой – познаешь мелодию…Мира вспомнила пожар, когда загорелся ее родительский дом. Когда она впервые обожглась об пламя, когда солнце жгло ее кожу, когда огонь отбирал тех, кто важен и когда не разгорался, когда было так холодно…
В детстве она любила сидеть с отцом около костра и смотреть на звезды. Они могли молчать и слушать потрескивание дров и шум леса. Иногда отец рассказывал ей увлекательные истории про охоту, про звезды, про то как выживать в дикой природе.
К огню она всегда относилась с особенным уважением, потому что знала -играть с ним нельзя.
Испытание огнем было последним ее странствием.
Только пройдя сквозь пламя закаляется сталь. Только пройдя сквозь огонь –
закаляется дух.
Она вспомнила тот страх и ужас, когда ей, совершенно босой необходимо было пройти по углям. Разве это не подобно смерти? Но без огня – не будет жизни. Без Солнца не будет роста. Без тепла – не будет рождения. Огонь подобен любви – если он спокоен – он согреет. Но если его слишком много – он сожжет до тла.
Пройдя сквозь огонь, ей дали выпить горькую жидкость, которая символизировала горе и отчаяние.
Для чего?
Как контрольный выстрел, который предупреждает о том, что мир вокруг не всегда прекрасен и чист, и что порой в нем есть горести и печали, трудности и сложности, которые никоим образом не должны “зацепить” или сбить с пути истинного мудреца.
Что такое горе? Это всего лишь дуновение ветра, которое можно пропустить через себя либо задержать в себе, помещая сей ветер в середину как в воздушный шарик. Если его наполнить нейтральным воздухом – он останется легким и ветер его сможет унести. Если его наполнить камнями или песком – он станет тяжелым и неподвижным, а если его наполнить газом – он улетит. Горе наполняет нас словно тяжелый песок, обездвиживает и делая нас тяжелыми.
Воздушный шарик, сам по себе не является ни песком, ни воздухом, ни камнями… Так и мудрец, не превращается в горе, а лишь пропускает его как сквозняк.
После того как Мира отведала сей горький напиток и произнесла клятву, внутри ее сердца зажглась маленькая свеча. Свет, который всегда указывает дорогу домой. Который не обманет и не предаст. Который необходимо сохранить и который сохраняет. Который как лакмусовая бумажка – проявляет те качества, на которые направлено внимание.
Повязка была снята. Она увидела светлые лица братьев и сестер, которые ей улыбались. Теперь она одна из них. Теперь она ни за что не станет прежней.

 

Сестра Мира

Comments are closed.